Ингушская активистка Лиза Евлоева – об упорстве и жизни в коляске

29-летнюю Лизу Евлоеву хорошо знают в Ингушетии. Эта девушка пережила тяжелую инфекционную болезнь, встала на ноги, а сейчас помогает людям с ограниченными возможностями.

Каждый год она становится победителем молодежного форума «Машук» – благодаря грантам созданный ею Центр постоянно развивается.

–​ Лиза, что сейчас представляет из себя твой Центр?

– Мы многопрофильный, многофункциональный центр. Все услуги мы оказываем абсолютно бесплатно.

К сожалению, не думаю, что этим можно хвастаться, аналогов этому проекту во всем СКФО нет. Мы лицензированная организация, которая помогает получить образование и трудоустроиться.

Одна из наших задач – помочь ребятам освоить курсы 1С, курсы компьютерной грамотности, языковые курсы. Мы выдаем сертификат о том, что человек окончил это направление.

–​ Какие из твоих жизненных побед имеют для тебя особенное значение?

– Каждая победа для меня значима и особенно важна именно в тот период моей жизни.

Их, конечно, много, как бы нескромно это ни звучало. Выделить какую-то отдельно не могу.

Не могу сказать, что мне все дается легко, «за красивые глазки». Я вкладываю в свою работу бешеный труд, бешеные усилия. Мне в десять раз сложнее, чем здоровому человеку.

Все-таки ограниченный человек – он и в Африке ограниченный. Но это мое призвание. Я живу этим.Это не просто хобби.

Те испытания и трудности, через которые проходят подопечные нашего центра, – это моя жизнь.

Во многих детях узнаю себя, потому что точно так же, как и они, не могла ходить в школу, не было никакой «доступной среды», организаций, куда могла бы прийти и где бы на меня не показывали пальцем.

Я делаю все, чтобы мое прошлое не повторялось у нынешнего поколения.

А так побед много: я была факелоносцем, зажигала Олимпийский огонь, вышла замуж, стала мамой, поехала в хадж.

–​ Развита ли в Ингушетии «доступная среда»?

– «Доступная среда» в Ингушетии? Давайте скажем честно: «доступной среды» нет нигде в России.

Она неидеальна везде. Но, безусловно, у нас есть благоприятные изменения, есть положительная динамика.

Новые здания стараются строить уже с пандусами. Но сложно объяснить, что «доступная среда» – это не только про пандусы.

Должен быть, например, доступный лифт, ведь мало подняться по пандусу, если хочешь попасть на второй этаж. Тот же вопрос и по санузлам. Останавливаться на достигнутом рано.

–​ О чем ты мечтаешь?

– Стараюсь не формулировать мечту, а ставить цель и идти к ней, то есть ехать. Все, о чем я мечтала, к чему стремилась, сбылось.

Самое главное для меня сохранить все, что имею, и не сдаваться, не останавливаться на достигнутом.

Часто мне пишут инвалиды с Кавказа, которые говорят, что одно дело – слушать спикеров из других стран, которые не знают кавказской специфики, а другое – смотреть на то, что делаешь ты, потому что ты тот человек, который добился успеха в невыносимых условиях.

На Кавказе делать что-то, защищать права инвалидов гораздо сложнее, чем в Москве, т.к. здесь другая специфика, другие правила.

Народ не совсем адаптирован, не готов принимать особенных людей, хотя в Москве это все было уже десять лет назад. Ни в коем случае не жалуюсь, я очень люблю свою родину!

–​ Инвалидам, да и просто активным женщинам, гораздо проще жить в других регионах или даже странах. Почему ты остаешься в Ингушетии?

– Как бы банально ни звучало, я очень-очень большой патриот. Если даже когда-нибудь такой период в моей жизни настанет, это будет после того, как я что-то сделаю для своего региона и Кавказа. Я хочу принести пользу здесь.

–​ У тебя замечательный муж. Как он тебе помогает?

– 14 сентября мы отметили пятую годовщину. За это время он ни разу не дал мне почувствовать, что я для него обуза.

Он развивается в этом направлении, пытается быть в теме. Для меня это много значит.

Меня часто не бывает дома, поскольку уезжаем на мероприятия – и без его поддержки я бы не справилась.

Несмотря на специфику Кавказа, где принято, что женщина должна сидеть дома (мой муж тоже считает, что женщина должна сидеть дома и варить борщ), он пошел против своих принципов.

Он закрыл на них глаза и не только не препятствует, но всячески помогает. Если раньше он даже не замечал, где нет пандусов, то теперь борется за права инвалидов!

–​ Расскажи подробнее про свой последний проект, представленный на «Машуке».

– Идея автошколы у меня возникла пару лет назад, хотя за рулем я уже лет пять. В России автошколы для инвалидов можно по пальцам пересчитать, может, их пять на всю страну.

Обучение в специализированных школах очень дорогое. В разы дороже, чем для здоровых людей.

Я как опытный водитель буду учить не только правилам дорожного движения, но и показывать, как перекладывать коляску, останавливаться на парковках, таскать сумки и т.д.

–​ Какие ожидания? В этом году тоже получишь грант?

– Мой проект получил на «Машуке» 285 баллов, это рекорд. Надеюсь, что все получится, несмотря на то, что это самый сложный проект из всех, что я делала.

Многие, кстати, восприняли идею с автошколой не очень хорошо: мол, у нас и так аварий много, куда еще инвалиды лезут. Но инвалидам надо пройти медицинскую экспертизу, получение прав – это длинный путь.

На дорогах мы ничем не отличаемся от обычных водителей.

Источник:kavkazr.com